Статья 55 Конституции России


Текст Ст. 55 Конституции РФ в действующей редакции на 2020 год:

1. Перечисление в Конституции Российской Федерации основных прав и свобод не должно толковаться как отрицание или умаление других общепризнанных прав и свобод человека и гражданина.

2. В Российской Федерации не должны издаваться законы, отменяющие или умаляющие права и свободы человека и гражданина.

3. Права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

Комментарий к Ст. 55 Конституции Российской Федерации

Специфика государственно-правовой формы развития свободы и прав человека и гражданина накладывает на юриспруденцию обязанность выявления правовых механизмов ее обеспечения, определения ее пределов и допустимых, имеющих под собой глубокие объективные основания ограничений.

Речь идет о пределах усмотрения государства в его взаимоотношениях с личностью, которые государством не могут быть нарушены без риска утраты собственной легитимности.

Отсюда следует, что проблема ограничений прав есть часть теории свободы, а значимость ее доктринальной разработки и конституционного нормирования обусловлена не тем, что "идеальной, абсолютной свободы не бывает", а диалектикой индивидуального и коллективного в организации и функционировании социума и необходимостью ее адекватного восприятия Конституцией Российской Федерации.

Именно в этом - в совместимости индивидуальной свободы с благом общества и наоборот - условие эволюционного (а не революционного) развития социально-исторического прогресса и стабильности конституционного строя и устанавливающего его Основного Закон

В силу части 1 комментируемой статьи перечень прав и свобод человека и гражданина, предусмотренных Конституцией РФ, не является исчерпывающими. Они могут закрепляться также федеральными законами, международно-правовыми актами.

При этом законы, отменяющие или умаляющие права и свободы, приниматься не должны. Юридической гарантией данной нормы является механизм конституционного судебного контроля.

Согласно ч. 1 комментируемой статьи перечисление в Конституции основных прав и свобод не должно толковаться как отрицание или умаление других общепризнанных прав и свобод человека и гражданина. Адекватная оценка его нормативного содержания требует учета всего комплекса конституционных норм, нормирующих взаимоотношения личности и государства.

При этом непосредственно из текста ч. 1 ст. 55 вытекает, что

  • во-первых, Конституция перечисляет только основные права и свободы;
  • во-вторых, предусмотренный ею перечень основных прав и свобод не является исчерпывающим;
  • в-третьих, общепризнанные права и свободы, если даже они не вошли в каталог конституционных прав и свобод, находятся под защитой Конституции как основные права и свободы граждан РФ;
  • в-четвертых, Конституция различает отрицание и умаление прав и свобод и содержит запрет на такое отрицание и умаление, хотя и не раскрывает в комментируемом положении их содержание;
  • в-пятых, указанный запрет адресован как законодателю, так и исполнительной власти и суду, следовательно, эти права и свободы должны гарантироваться преимущественно национальными правозащитными механизмами.

Включение этих прав и свобод в конституционный статус человека и гражданина не требует официальной процедуры их имплементации федеральным парламентом или иного законодательного признания в форме закрепления в нормативном правовом акте.

Иными словами, такие права и свободы, коль скоро они общепризнанные, являются непосредственно действующими и в силу этого обязывают государство, все его органы и должностных лиц.

Существенное значение для выявления нормативного содержания комментируемого положения и характера возлагаемой им на Российское государство обязанности имеет установление понятий "отрицание" и "умаление" общепризнанных прав и свобод.

Под отрицанием "других общепризнанных прав и свобод" в отечественной конституционно-правовой доктрине обычно понимается их непризнание. Однако такое понимание далеко не в полной мере может удовлетворить потребности правоприменительной практики.


Бесплатная юридическая консультация по телефонам:
+7 (499) 653-60-72 - доб. 543 (Москва и МО)
+7 (812) 426-14-07 - доб. 698 (Санкт-Петербург и ЛО)
+8 (800) 500-27-29 - доб. 242 (Регионы РФ)


Следует учитывать, что Конституция говорит именно об общепризнанных правах и свободах, следовательно, признанных таковыми в том числе Российской Федерацией. Формой такого признания, как было отмечено, может быть не только решение законодателя, но и исполнительной власти или суда.

При этом указанное признание есть не право, но обязанность, которая накладывается на государство в лице его органов и должностных лиц, которые в силу Конституции должны предоставить этим правам и свободам юридическую защиту наравне с непосредственно закрепленными в ней основными правами и свободами.

Что же касается умаления "других общепризнанных прав и свобод", оно может выступать в различных формах:

  • сужения нормативного содержания права или свободы, т.е. изъятия из состава правомочий, образующих соответствующее право;
  • сокращения предоставляемых таким правам и свободам конституционных гарантий и средств юридической защиты и т.д.

Таким образом, комментируемое положение формулирует принцип полноты прав и свобод человека и гражданина РФ, обеспечиваемой во взаимосвязи собственно конституционно-правового статуса личности и сложившихся в межгосударственных отношениях гуманитарных стандартов, которые в соответствии с ч. 1 ст. 55 Конституции являются частью сложившейся в Российском государстве системы прав и свобод человека и гражданина.

Часть 2. В действующей Конституции термин "ограничение" использован 8 раз в семи статьях (ст. 19, ст. 23, ст. 55, ст. 56, ст. 74, ст. 79, ст. 132); четырежды конституционный законодатель воспользовался сопрягающимся с ним термином "умаление прав" (ст. 21, ст. 55, ст. 62).

Следует различать конституционные ограничения и ограничения конституционных прав, которые соотносятся как общее и особенное и по-разному нормируются Конституцией и конституционным правом.

В частности, согласно ч. 2 комментируемой статьи в Российской Федерации не должны издаваться законы, отменяющие или умаляющие права и свободы человека и гражданина. Данное веление, адресовано прежде всего законодателю.

Часть 3 комментируемой статьи, устанавливает конституционные основания ограничения прав и свобод, основанные на положениях части 2 статьи 29 всеобщей декларации прав человека.

В ч. 3 статьи указаны ценности, отрицание которых равнозначно злоупотреблению правами и свободами человека и гражданина. К этим ценностям относятся основы конституционного строя, обеспечение обороны и безопасности государства, нравственность, здоровье, права и законные интересы других лиц.

Законодательство, ограничивающее права и свободы человека и гражданина во имя перечисленных ценностей, не может расширять их перечень (см. ст. 28, ст. 29, ст. 36, ст. 56).

Нравственность и здоровье как индивида, так и общества - это те основания, согласно которым использование прав и свобод отдельной личностью не безгранично. Вместе с тем идеалы нравственности и параметры определения здоровья исторически подвижны и воплощают взаимодействие устойчивых ценностей общества с новыми.

Для демократического общества характерна тенденция к максимальной терпимости, к признанию прав меньшинства. Вместе с тем религиозные идеалы, а также обычаи и традиции, не унижающие человеческое достоинство, могут учитываться в национальных республиках и регионах Российской Федерации.

Федеральное законодательство, устанавливающее данные ограничения, не может выходить за их конституционный перечень. Практически невозможно детализировать требования в сфере искусства. В понятие здоровья практика демократических государств включает духовное здоровье детей и молодежи.

Статья 55 утверждает содержательный критерий "законности государственной власти" и "законности закона", их легитимности.

С помощью этого критерия государственная власть, нарушающая посредством законодательства права человека, оценивается как источник произвола, несмотря на соблюдение при принятии закона формально - юридических процедур правотворчества.

P.S. Смысл комментируемой нормы заключается в том, что на самом высоком (конституционном) уровне признается существование других (помимо перечисленных в Основном законе страны) прав и свобод человека и гражданина. Иными словами, перечень основных прав и свобод (см. комментарий к гл. 2) не является закрытым, а сами права и свободы помимо Конституции РФ могут содержаться в других нормативных правовых актах, в том числе международных. Эти «другие» права и свободы человека и гражданина должны быть общепризнанными, что означает их всеобщий, универсальный характер*(249).

Как указывает В.А. Четвернин, в Конституции РФ перечисляются лишь те общепризнанные права и свободы человека и гражданина, которые представляются составителям Конституции РФ «основными». Но это не означает, что, во-первых, не может быть других общепризнанных естественных и неотчуждаемых прав и свобод, и что, во-вторых, эти «другие» являются второстепенными в сравнении с перечисленными в Конституции*(250).